OBMENKA.UA ввод/вывод WebMoney

Почти пять веков не затихают дискуссии вокруг литературного и политического наследия великого флорентийца, Николло Макиавелли. Размышления Макиавелли полнее всего выражены в двух трактатах, “Государь” и “Рассуждения о первой декаде Тита Ливия”. Не следует противопоставлять эти два труда, в которых автор исследует формы и способы политической организации общества, “Государь” и “Рассуждения” хорошо дополняют друг друга, хотя не случайно, что именно “Государь” притягивает к себе пристальное внимание поклонников творчества Макиавелли.

В небольшом по объему сочинении Макиавелли рисует идеальный образ правителя, без которого, по мнению автора, задыхается современная ему Италия. Идеальный образ, но ни в коем случае не образ идеального правителя. Как следует из “Рассуждений”, Макиавелли является приверженцем “демократии”, то есть республиканской формы правления. Однако Макиавелли признает, что для демократии необходимо наличие определенных предпосылок, а в кризисные периоды общество нуждается в единоличном правителе. “Воля одного” должна давать “государству его порядок”, а распоряжаться всеми его учреждениями должен “единичный ум”.

Создавая образ своего государя, Макиавелли ставит перед ним две задачи — освободить Италию от господства иноземного, а затем объединить ее. Непосредственной задачей государя является освобождение Италии, в то время как объединение страны — скорее мечта, на воплощение которой Макиавелли боится, не смеет надеяться.

Однако будучи по определению Вл.Топор-Рабчинского “мечтателем реализма” Макиавелли предлагает вполне конкретные способы для осуществления своей мечты.

Для выполнения сверхзадачи (каковой несомненно являлось объединение Италии в XVI в.) необходима неординарная личность. Не найдя достойного кандидата в современной ему действительности (ни один из Медичи, на которых Макиавелли собственно и рассчитывал, на эту роль, по большому счету, не подходил; Цезарь Борджиа ко времени написания “Государя” был уже мертв, но и он не отвечал всем требованиям Макиавелли.) Макиавелли создает идеальный образ. Нельзя ограничивать роль государя лишь практическими рекомендациями или же низводить его до абстрактного теоретизирования по вопросу каким должен быть идеальный правитель. Государь Макиавелли — это культурный герой, призванный преобразить Италию, это титан, стоящий на равных с такими великими личностями прошлого как Александр Македонский и Юлий Цезарь. У Макиавелли государь постепенно превращается в мифологического героя.

Одновременно государя следует рассматривать как конкретный художественный образ, как особый тип литературного персонажа, который является “действующим лицом” не художественного романа, а общественно-политического трактата. Взгляды, которые Макиавелли приписывает своему герою — далеко не всегда идентичны взглядам самого Макиавелли. И уж тем более он не руководствовался в жизни теми принципами, которые ложатся в основу мировоззрения и образа действия государя.

Макиавелли не считает нужным проводить грань между общественным и личным в образе государя, что подчеркивает ценность его характера, естественность его поступков. Правителю недостаточно просто следовать рекомендациям Макиавелли чтобы оказаться в роли “государя”. Государем Макиавелли невозможно стать, им можно только быть — в этом главная причина невозможности воплотить “руководство к действию”, которое дает Макиавелли в своем трактате, на практике.

Однако, следует признать, что отдельные рекомендации великого флорентийца были достаточно успешно использованы совершенно различными людьми в разное время.

Создавая своего государя, Макиавелли рисует внутренне непротиворечивый характер, который, однако, нельзя ни в коем случае  идеализировать. Государь — это прежде всего герой, призванный решить рад задач, вокруг которых Макиавелли и создает его образ.

Следует иметь в виду, что хотя Макиавелли и создает идеальный образ государя (образ как идеальный тип), его облик вполне конкретен и наделен вполне определенными чертами характера, образом мыслей, мировосприятием. Государь отражает свою эпоху также как каждый литературный герой в той или иной степени является отражением своего времени. Хота государь является ответом на вызов времени, ответом, который предлагает Макиавелли. Его государь призван побороть, преодолеть тенденции времени, в частности освободить и объединить Италию, сокрушив господствовавшие в то время силы раздробленности и порабощения.

Соответственно и качества, которыми Макиавелли наделяет своего героя, является “сверхчеловеческими” в том смысле, что никому из реальных людей того времени они не присущи. Государь должен, как и положено культурному герою, повернуть течение реки времени, подчинить его себе. Макиавелли наделяет государя качествами, которые направлены на сохранение и укрепление власти.

Прежде всего государь молод — “судьба всегда благоволит к молодым, потому что они не так осмотрительны, более отважны и смелее ею повелевают”. Он смел, “потому что судьба — женщина, и, если хочешь владеть ею, надо ее бить и толкать”.

Итак, во-первых, государь Макиавелли это военный вождь, смелый, решительный, воинственный. Война — “единственное ремесло, подобающее повелителю”, поэтому государь лично предводительствуют в походах. Армия является главной опорой власти государя Макиавелли, поэтому всеми военными вопросами он должен заниматься самостоятельно. Важно отметить, что агрессивная внешняя политика и ведение войн, как считает Макиавелли, соответствуют интересам государя, который сам «пользуется своими завоеваниями» а не интересам его подданных.

Под хорошим правителем Макиавелли понимает ‘Человека… воинственного”, что вполне естественно, так как освобождение, а в дальнейшем и объединение Италии возможны исключительно военным путем. Государь Макиавелли действует исходя из целесообразности, полагаясь прежде всего на военную силу. Он ревностно оберегает свою власть, до конца не доверяя никому.

Государь решителен, если надо, то жесток. Жестокость эта в основном оправдана интересами и благом государства. Он ни в коем случае не удовлетворяется полумерами — он никогда не угрожает понапрасну; окружающих следует “или ласкать… или разом отделываться от них”. Свои жестокости государь совершает быстро и решительно, без колебаний и ненужных сантиментов; последующие благодеяния всегда смогут вернуть поддержку народа.

Одновременно государь заботиться о том, чтобы не навлекать на себя всеобщую ненависть, внушая своим подданным одновременно страх и любовь, причем ведущую роль играет именно страх. Государь внушает народу страх “таким образом, чтобы если не заслужить любовь, то избежать ненависти, потому что вполне возможно устрашить и в тоже время не стать ненавистным”.

Во-вторых, государь является здравомыслящим и реалистичным политиком. Следует отметить, что для Макиавелли из двух основных качеств государя — смелый и решительный военный вождь с одной стороны, и здравомыслящий политик с другой, — наиболее важным является первое.

Государь не презирает и не оскорбляет своих подданных, так как “презрение и оскорбление только возбуждают ненависть, не принося никакой пользы” правителю, он избегает чрезмерной расточительности и не предается излишествам, чтобы не обременять народ налогами.

Здравомыслие, или мудрость государя, необходимы для успешного ведения государственных дел. Государь “сам по себе не мудрый, не может иметь хороших советников”, за советом он обращается «только тогда, когда этого хочет он, а не другие». Одним словом, “хорошие советы, кто бы их ни давал, происходят от благоразумия князя, а не благоразумие князя — от хороших советов”.

Рассуждая о качествах своего героя, Макиавелли выводит мораль из области политики. Цель оправдывает средства — вот кредо государя Макиавелли (но ни в коем случае не самого автора). Государь должен прежде всего заботиться “о победе и о сохранении государства”, тогда как “средства всегда будут считаться достойными”. Для него “не может быть позорно не соблюдать обещаний, предписанных силой”, более того, Макиавелли прямо говорит, что “великие дела творили как раз князья, которые мало считать с обещаниями, хитростью умели кружить людям головы и в конце концов одолели тех, кто полагался на честность”.

Государь заботится об общем благосостоянии государства, причем Макиавелли не противопоставляет выгоду государя и интересы государства — как уже было сказано общественное и личное тесно переплетено в образе государя. Макиавелли пишет, что “величии государств основывается не на частной выгоде, а на общем благосостоянии”; его государь является выразителем общественного благосостояния, которое противопоставляется своекорыстным интересам отдельных граждан.

Своего героя, государя, Макиавелли мыслит в движении. У него еще нет своего княжества, ему еще предстоит его создать. Именно создать, а не завоевать, так как ни одно из существующих на Апеннинском полуострове государств ему не подходит. Смысл существования государя Макиавелли — в создании этого государства, объединенной Италии. В какой-то мере прототипом государя можно считать Цезаря Борджиа, который сам выкроил себе княжество, однако Борджиа является не более чем прототипом, бледным отражением идеального государя. Успех сопутствовал Борджиа пока тому благоприятствовали внешние обстоятельства, в отличие от макиавеллевского государя он государя он оказался недостаточно сильной личностью чтобы противостоять ударам судьбы, когда та перестала быть к нему благосклонной.

Государь Макиавелли не плетется уныло за Фортуной. Он победитель, которого уже ничто не остановит. Все его существование подчинено единой миссии — освобождении и объединении Италии. В отличие от Медичи или Цезаря Борджиа государь не сможет удовольствоваться малым, удовлетвориться частичной победой, закончить свои дни в спокойной старости, присоединив лишь пару соседних государств. Объединенная Италия становится тем мифологическим государством, которое создает и в котором действует герой трактата Макиавелли, государь. Объединив Италию, государь откроет новую страницу истории, истории Италии.

Государь далек от того, чтобы претендовать на мировое господство. Он не стремится наподобие Александра Македонского или Юлия Цезаря к покорению ойкумены. Государь Макиавелли — это Прометей нового времени, чей огонь — Италия. Италия единая и свободная. Миф и мечта Макиавелли.

К сожалению, XVI в. не смог предложить достойного кандидата. Бессильными оказались и все последующие века. И хотя XIX в. ознаменовал воплощение мечты Макиавелли, государя мир не увидел. Да и о такой ли Италии мечтал великий флорентиец? И могло ли быть иначе? Гений Макиавелли создал неописуемый по силе художественный образ, настоящего мифологического героя, которому тесно а нашем реальном мире.

Миньяр-Белоручев К. г. Москва

Источник: http://5ka.at.ua/load/tvori/obraz_gosudarja_u_makiavelli/59-1-0-26720 

 

Поделиться с друзьями

0

Комментарии запрещены.

Факты
Hosting Ukraine